Главный редактор
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Отклики




Газета «Вятский край»

Газета "Вятский край" (www.vk-smi.ru)


Александр Вепрев: «Найдите, граждане, меня!»


Клуб «Молодость», существовавший долгое время при газете «Комсомольское племя», вывел во взрослую литературу немало юных дарований. Среди них и Александр Вепрёв, победитель Всероссийского конкурса «Всенародная поэзия России».

Однажды он сочинил «Объявление»:
Ищу себя
четыре дня,
неделю, месяц...
Не найду.
Найдите, граждане, меня -
иначе я с ума сойду!
Я о себе всем говорю,
звоню в Москву, быть
может, там
со мною шутит Мандельштам,
а может, с Пушкиным стою?
Мне одиноко на земле,
хотя за окнами весна...
Я потерялся в феврале,
найдите, граждане, меня!

Ну и задачку задал Саша! Найдите... А как, где?! На месте же не сидит - родился в Вятке, живет в Ижевске, работает в Сочи, печатается в Москве. Окончил Кировское художественное училище, служил писарем в штабе дивизии и выполнял работы в штабе авиации Черноморского флота. И пусть не с Пушкиным стоял, впитывая дух русской словесности, но читал свои стихи Валентину Берестову «в кухонной обстановке», гостил неделю у Давида Самойлова. С номинантом на Нобелевскую премию Константином Кедровым фотографировался на память, знакомился с Олегом Хлебниковым, вступая в его литературную студию при Союзе писателей Республики Удмуртия. Хранил в памяти горячий спор Леонида Владимировича Дьяконова с московским поэтом Владимиром Карпеко, когда Леонид Владимирович встал на защиту стихов школьной учительницы Светланы Сырневой. Шел по темной заснеженной Вятке с редактором Волго-Вятского издательства Владиславом Владимировичем Заболотским.
- Ему было семьдесят, мне около двадцати. Я впервые слышал от него о необыкновенном влиянии поэтического слова на формирование идеи победы народной силы, о том, что публикация литературного произведения - это поступок, сравнимый с поведением в той или иной ситуации. Как будто он думал, что я могу понять то, что понимать приходится до сих пор, - говорит Александр Вепрёв теперь, вспоминая тот разговор на заснеженной вятской улице.
Не на той ли вятской улице и искать «потерявшегося в феврале»? Тем более что «Вятская улица» - это третья книга стихов Александра Вепрёва, вышедшая в Москве, в библиотечке журнала «Дети Ра». Название у книги неслучайное. В Кирове, где Саша жил до начала восьмидесятых, каждая улица вятская, как бы она ни называлась. И в Москве, где вышла эта книга, есть Вятская улица, я сам на нее однажды свернул, нагулявшись по московским площадям, проспектам. И оказалась та Вятская улица не совсем московской, неожиданно спокойной и тихой, только трамвайный звонок иногда нарушал эту иллюзию вятскости: трамваев-то в Вятке нет. Не знаю, есть ли Вятская улица в Ижевске, где Александр теперь живет, есть ли она в Сочи, куда опять недавно уехал работать. Но новый сборник стихов Вепрёва - не столько ностальгия по Вятке, сколько ощущение вятского в городах, где он бывал, в людях, с которыми встречался. Потому что вятский - это состояние души, а не прописка. И в этом смысле герои поэмы «Топотуха» насквозь вятские, хотя могли быть где угодно подсмотрены картинки:

Сельский праздник во дворе,
ярмарка медовая!
На малиновой горе
танцплощадка новая.
В райсаду Егор Егора,
фронтовик фронтовика,
пригласил для разговора
у пивного у ларька.
Чок-чок, каблучок,
моложавый старичок
пляшет
с молодушками,
а не со
старушками.

- У каждого человека свое ощущение юности. В этом мире юности может проявиться даже то, чего никогда не было на самом деле. А возможно, и было, только промелькнуло, как мелькают за окном вагона маленькие домишки то ли города, то ли деревни. И вдруг потом эти домишки начинают заселяться жителями. Вырастают заборы, зацветают сады. И постепенно этот городишко, один из многих, которых не счесть по всей России, уходит кривыми улочками в город твоей юности, - размышляя о себе, Александр будто комментирует и процитированную выше «Топотуху», и стихотворение «Земляки»:

Знал Заболоцкого
при жизни я,
Овидия любительское фото
над письменным столом
висело...
Киров
Сергей Миронович,
оратор-коммунист,
братан-земляк...
Но я его не слышал.
Здесь по соседству братья
Васнецовы
со мною жили.
Петр Чайковский тоже...
Здесь рядом во дворе
романтик Грин
боярышник таскал
в избу-читальню,
а террорист Халтурин
смастерить
придумал бомбу
для царя Руси.

В это стихотворение, посвященное Хлебникову (Велимиру? Олегу?), совсем не случайно вписывается и Михаил Калашников, «который изобрел свой автомат Калашникова», и дом на улице Володарского, который у нас, в Кирове, до сих пор называют домом Васнецова. Конечно, поверяя гармонию алгеброй, легко установить, где удмуртское землячество, где вятское. Но о мире юности, где возможны любые соседства, уже сказано. Можно, конечно, уточнить: «Это старая Вятка вселилась в меня», можно «Вятский вальс» сочинить по мотивам «Случайного вальса», датируя мартом 2009 года:

Но притом
и оттого
жизнь прекрасна и легка,
что рукой моей согрета
незнакомая рука.

А есть и «Праздник листопада», и без конкретных географических привязок узнаваемый парк полупустой:

Пролетают листья -
знаки ударения,
знаки восклицания
над моей судьбой.

Что говорить, с судьбою всё в порядке. В Ижевске после литературного семинара у народного поэта Удмуртии Олега Поскребышева стал официальным участником Всероссийского совещания молодых писателей в Москве, был в поэтическом семинаре Олега Дмитриева и Евгения Храмова, тепло общался с известными русскими поэтами Николаем Дмитриевым, Николаем Старшиновым. Правда, с 1991 по 2007 год не печатался. «Страна жила в другом измерении», - объясняет Вепрёв, не комментируя слухов о паре-тройке магазинов, которыми, говорят, владеет... Да и какой смысл комментировать, коль «стихи, к сожалению, не кормят, только поят и то не всегда», по меткому выражению Анатолия Жигулина. Тем более что у Александра Вепрёва теперь другие приоритеты: документы собирает для вступления в Союз писателей России. И здесь география соблюдена: среди рекомендующих один поэт из Вятки, другой из Ижевска.
«Продолжаю одновременно жить и работать, только теперь уже в трех городах», - пишет Александр в послесловии к своей «Вятской улице», в которой есть и такое веселое стихотворение:

Я поэт действительно
хороший,
но живу я хуже, чем пишу.
Утром надеваю я калоши
и гулять в калошах выхожу...
Шапка, рукавицы,
телогрейка -
от холодных северных
ветров...
Есть на хлеб в кармане
рубль-копейка!
Имя есть! С фамилией Вепрёв.

Ну вот и напомнил о себе Саша. Даст Бог, теперь не потеряется...

Николай ПЕРЕСТОРОНИН