Главный редактор
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Отклики





«Я – чернорабочий великой русской поэзии»


«ЛГ»-ДОСЬЕ 
Евгений Викторович СТЕПАНОВ – поэт, прозаик, литературовед, кандидат филологических наук, издатель и редактор литературных журналов. Родился в 1964 году в Москве. Окончил факультет иностранных языков Тамбовского педагогического института по специальности «французский и немецкий языки», Университет христианского образования в Женеве и аспирантуру МГУ имени М.В. Ломоносова. Лауреат Отметины имени Отца русского футуризма Д.Д. Бурлюка, международного фестиваля FEED BACK (Румыния), фестиваля имени В. Хлебникова ЛАДОМИР (Казань). Работал в газетах «Семья», «Совершенно секретно», «Ступени», «Век», «Крестьянская Россия», журналах «Огонёк», «Мы», «Столица», «Трезвость и культура» и других. Автор многочисленных книг. Среди них – «Диалоги о поэзии», «Профетические функции поэзии, или Поэты – пророки» (шорт-лист премии имени А. Дельвига), «Знаковые имена русской прозы», «Жанры и строфы современной русской поэзии. Версификационная практика поэтов ХХ и ХХI веков» (в 3 томах).

– Евгений, сколько журналов, газет и альманахов вы в настоящее время редактируете?
– Не так и много. Я редактирую теперь не все журналы и газеты, которые издаю. Итак, холдинг «Вест-Консалтинг» издаёт журналы: «Дети Ра», «Зинзивер» (главный редактор – Владимир Шпаков), «Крещатик» (главный редактор – Борис Марковский), «Зарубежные записки» (тут мы соредакторы с Даниилом Чкония), «Футурум АРТ» (номера составляет заместитель главного редактора Арсен Мирзаев из Петербурга), газеты «Литературные известия», «Поэтоград» (главный редактор Наталия Лихтенфельд), «Наша Смоленка» (соредакторы Владимир Казимиров и Владимир Масалов), «Есенинский бульвар» (газета о русской культуре на болгарском языке, выходит в Варне, главный редактор Станислав Пенев), альманах «Илья» (главный редактор – Ирина Медведева) и ряд интернет-изданий. То есть я редактирую три журнала и одну газету.
– Но всё равно это большой объём работы. Особенно учитывая, что вы ещё и поэт, критик, прозаик, литературовед, издатель и культуртрегер. Подчеркну – активно работающий!
– Я делегирую полномочия, доверяю людям. Вот, например, сейчас Даниил Чкония составил номер «Зарубежных записок», я оттуда ничего не убрал, ни строчки. Арсен Мирзаев составляет номера «Футурум АРТа» – я только иногда что-то убираю. Постепенно я становлюсь действительно издателем, а не только редактором. Один в поле не воин.
– Это, вероятно, приносит какую-то прибыль? Знакомые писатели постоянно жалуются на нехватку денег, так они и не издают ничего, не являются редакторами…
– Я занимаюсь бизнесом с 1991 года. Был соучредителем ряда фирм. Холдингу «Вест-Консалтинг», которым я владею единолично, 10 лет. Издательство большой прибыли не приносит. Помогают другие виды деятельности. Мы – многопрофильная организация; делаем сайты, например, создали все сайты лауреатам премии «Поэт», сайты премии имени Белкина, Союза писателей Москвы... Книжное издательство даёт небольшую финансовую отдачу. Мы ведь много книг издаём и по заказу коммерческих фирм, государственных и общественных организаций. Например, мою книгу «Карманные календари Госстраха» я написал и издал по заказу Росгосстраха, книгу стихов Юрия Беликова профинансировала администрация г. Чусовой Пермского края, газету «Наша Смоленка» финансирует Ассоциация ветеранов МИДа России и т.д. А некоторые книги действительно становятся бестселлерами. Например, монография Ирины Горюновой «Как издать книгу» или моё исследование «Профетические функции поэзии». Вот так и существуем. Сверхдоходов у нас нет, но, слава богу, на жизнь хватает.
– А вот странное дело. На Западе такой человек, как вы, давно был бы миллионером...
– У нас сама система построена, на мой взгляд, неправильно. Путаница (причём в базисных понятиях) началась давно. До сих пор нет чёткого понимания, какой строй был в СССР, какой строй сейчас в России. Отечественные теоретики марксизма-ленинизма объяснили нам, что в СССР был социализм, даже развитой социализм. Это, по-моему, не так. В СССР был многоукладный строй, более всего напоминающий государственный капитализм с достаточно сильной социальной доминантой. СССР (это признавал даже Гайдар) был интегрирован в мировую экономику (газ, нефть, лес, рыба, оружие и т.п.). В СССР существовали рыночные отношения (базар, частные дома, частный извоз, чёрные маклеры, гонорары деятелям культуры и врачам, наконец, цеховики…). И, конечно, была сильная социальная защищённость – стипендии, пенсии, реально бесплатные медицина, образование. Бизнесом (в полуподпольных и даже подпольных условиях) занимались те, кто не заниматься им не мог. Небольшой процент активного и рискового населения. Что произошло сейчас? Строй практически не изменился. И сейчас у нас государственный капитализм, правда, уже с очень слабой социальной доминантой. И сейчас малым бизнесом занимается небольшой процент активного и рискового населения. И сейчас бизнесмены фактически бесправны, несмотря на все красивые декларации. Те же самые проблемы и в издательском деле. Смотрите, что происходит. Одним литературным журналам (газетам) дают государственную дотацию, другим не дают. Почему? На каком основании? У нас ведь вроде рыночная экономика. Разве тех, кому дотацию не дают, не ущемляют в правах? И как тогда конкурировать? Если ты заведомо в невыгодной (проигрышной) ситуации.
– Но ведь получают дотацию издания с именами, уже известные с советских времён бренды. Разве это несправедливо?
– Тогда нужно изменить Конституцию и признать, что экономика у нас нерыночная. Потому что сейчас создаются заведомо неравные условия для выживания литературных СМИ. Где же тут справедливость? При чём тут капитализм и рыночные отношения? Журналы печатают, как правило, одних и тех же авторов. Но один журнал имеет государственную помощь, а другой не имеет. Почему? Если журнал частный, то почему он получает дотацию? Если он получает дотацию, то почему он частный? Почему деньги государственные, а их распределение частное? Ответьте мне на вопрос: чем по сути отличаются чиновник, распределяющий государственные заказы в пользу фирмы, которую возглавляет, к примеру, его жена, от главного редактора субсидируемого государством журнала, который в этом журнале печатает свои собственные стихи и стихи своей жены? На мой взгляд, ничем. Только размером содеянного. Я, конечно, никого не виню. Я говорю только о системе, в которой мораль, увы, не имеет никакого значения. Более того, мораль изменилась. Согласно нынешней морали некоторые редакторы ведут себя более чем «современно». Самое печальное во всём этом деле не то, что государственные деньги достаются не всем. Деньги в издательском деле, поверьте мне, далеко не первая проблема. Дело как раз в морали. И в том, что аморальность (если нет морали) неизбежна. И аморальность постепенно становится новой моралью. Нужно понять элементарную вещь: если нет денег на печать высококачественных текстов, всегда появятся деньги на печать менее высококачественных текстов. Более того, всегда найдутся деньги на то, чтобы объяснить, что невысококачественные тексты – высококачественные. Так уж почему-то получается, что у графоманов всегда денег больше, чем у подлинных талантов. И небедные графоманы охотно заплатят и за публикации, и за всевозможные литературные премии, и за положительные рецензии на собственные произведения… И это уже действительно большая проблема. Потому что белое называется чёрным, а чёрное – белым. А все мы живём в королевстве кривых зеркал.
– Что же делать?
– Государство должно осознать, что литературные СМИ (не только созданные при советском строе!) – их союзники, сеющие разумное, доброе, вечное. И, конечно, государство должно создать для всех участников литературного рынка единые, приемлемые и неунизительные (без постоянного поиска денег!) правила игры. Тогда всё встанет на свои места. И, разумеется, нельзя забывать: культурный слой нарастает годами, а уничтожается за минуты. Если в киосках «Желдорпресс» продают книги «Я – вор», «Похождения проститутки» и т.п., но не продают журналы «Дружба народов», «Знамя», «Иностранная литература», «Журнал ПОэтов», «Арион», «Литературная учёба», то что же мы хотим от наших людей? Они и будут вырастать ворами и проститутками. А дружба народов исчезнет окончательно.
– Недавно вы закончили какой-то масштабный стиховедческий труд, о котором уже шепчутся в кулуарах. Вкратце – о чём это?
– Книга называется «Жанры и строфы современной русской поэзии. Версификационная практика поэтов ХХ и ХХI веков. (Издание в III томах)». В ней представлены мои стиховедческие статьи, стихи, а также стихи наших талантливых современников – Геннадия Айги, Анны Альчук, Сергея Бирюкова, Юрия Беликова, Андрея Вознесенского, Кирилла Ковальджи, Нины Красновой, Вячеслава Куприянова, Евгения Лесина, Сергея Мнацаканяна, Валерия Прокошина, Дмитрия Цесельчука и многих других, в том числе авторов и сотрудников «Литературной газеты». В антологии опубликованы исследования, касающиеся одностроков, дистихов, терцетов, катренов, пятистиший, восьмистиший, сонетов, верлибров, зауми, частушек, эпиграмм, пародий... А также сочинения российских поэтов, написанные в перечисленных жанрах.
– Ваше издательство «Вест-Консалтинг» издаёт немалое количество поэтических книг. А ведь поэзия сейчас продаётся плохо…
– Мы не только издаём поэтические книги, но и продвигаем их на книжном рынке. Пишем рецензии, публикуем их в наших изданиях, предлагаем в магазины, номинируем на премии. Но тиражи у нас небольшие… От 100 до 500 экземпляров. Вы правы: продать поэтический сборник сейчас очень тяжело. Но у нас собственные интернет-магазины. Мы научились продавать даже поэтические книги.
– Несколько лет назад вы активно нападали на «Новый мир», в частности на главного редактора этого журнала Андрея Василевского в своей публицистике. Но вот уже давненько ничего подобного не пишете. Не смогли пробить брешь во вражеских крепостных стенах или просто надоело?
– Критиковать Василевского, конечно, стоит. Но он – производная системы. Повторю – у нас система неправильная. Вот её, конечно, надо не только критиковать, но и корректировать.
– А кем бы хотели остаться в истории литературы? Поэтом, издателем, редактором?
– Я уже два года дедушка. И больше всего в жизни мечтаю дожить до того момента, когда стану прадедушкой. А в историю литературы я не рвусь. Я – рядовой и чернорабочий великой русской поэзии. Делаю для неё всё, что в моих скромных силах.

Беседу вёл Игорь ЧЕРНЫШОВ



Три обязательных вопроса:


– В начале ХХ века критики наперебой говорили, что писатель измельчал. А что можно сказать о нынешнем времени?
– Я не думаю, что писатель измельчал. Есть и сейчас глыбы, но они, увы, зачастую не на слуху.
– Почему писатели перестали быть «властителями дум»? Можете ли вы представить ситуацию «литература без читателя» и будете ли продолжать писать, если это станет явью?
– Теперь, когда есть социальные сети, я как стихотворец не могу представить, что останусь без читателя. Даже если не будет читателей, писать, конечно, буду. Для меня литературное творчество – это форма исповеди. А для исповеди много людей ни к чему.
– На какой вопрос вы бы хотели ответить, но я его вам не задал?
– Спасибо, вы задали все вопросы.