Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 12 (98), 2012


Штудии

 

Владимир КОРКУНОВ (старший)



ПУШКИН, УШАКОВЫ И РЫЖКОВ

 

Все, что связано с именем А. С. Пушкина, его жизнью и творчеством, дорого всем почитателям поэзии. Пушкин и его литературное наследие являются национальным достоянием, гордостью и славой России.
Поэт был тесно связан с тверской землей. Он многократно проезжал по ее территории, не раз гостил здесь у своих друзей и знакомых.
Тверскими авторами собрано немало материалов о его пребывании в нашем крае, где великий поэт творил свои бесценные произведения. Особенно много публикаций появилось в связи с 200‑летием со дня рождения А. С. Пушкина. Журнал «Тверская старина» два своих выпуска целиком посвятил юбилею поэта. О гении русской литературы рассказывает целый ряд новых книг. Появились неизвестные ранее факты тверской пушкинианы, исправлены некоторые некогда допущенные ошибки, выявлены фальсификации, связанные с именем поэта [1]. В Тверской области ныне работают два музея Пушкина: в г. Торжке и селе Бернове Старицкого района; установлены памятники и бюсты поэта; действует «Пушкинское кольцо Верхневолжья»; ежегодно, 6 июня (в день рождения поэта), в местах, связанных с его именем, проводятся праздники пушкинской поэзии. Самый многолюдный из них бывает в Бернове.
Любой новый, даже самый незначительный факт, связанный с именем Пушкина, является источником повышенного внимания. Ныне к уже известным лицам тверской пушкинианы прибавилось новое имя — Н. И. Рыжкова.
А история наша берет свое начало 1 мая 1902 г. с заседания Тверской ученой архивной комиссии (ТУАК). В этот день председатель ТУАК И. А. Иванов представил вниманию присутствующих книгу «Стихотворения А. Пушкина», вышедшую в Петербурге в 1829 году, с рядом любопытных автографов [2]. На первом, заглавном листе книги, вверху имелась надпись: «Всякое даяние благо»; в нижней части листа можно было прочесть: «Всяк дар совершен свыше есть» [3]. На оборотной его стороне было начертано: «Катерине Николаевне Ушаковой от А. П. 21 сентября 1829 Москва». Надпись на последней странице обложки гласила: «Nes femina, nes puera» [4]. По поводу этих надписей И. А. Иванов высказал свою догадку (получившую подтверждение у последующих пушкинистов). Первая («Всякое даяние благо») была выполнена Е. Н. Ушаковой; остальные — принадлежали руке А. С. Пушкина. Книгу эту передал в Тверской музей житель села Кимры Корчевского уезда Н. И. Рыжков.
О дворянах Ушаковых, их взаимоотношениях с поэтом, известно широкому кругу читателей. Здесь мы не скажем ничего нового, всего лишь коротко коснемся затронутой темы.
Семья Ушаковых с начала 1820‑х годов жила в Москве на Средней Пресне, в собственном доме. В конце 1826 г. Пушкин на балу знакомится с Екатериной Николаевной Ушаковой. Поэт увлекся юной красавицей, часто, иногда по несколько раз в день, стал бывать у нее. Как говорили современники, все в доме Ушаковых напоминало о Пушкине: «на столе — его сочинения, между нотами — романсы на его слова, в альбоме обеих барышень — его рисунки… Разговоры в семье все время вертелись вокруг имени Пушкина» [5]. Сама Екатерина Николаевна выучила наизусть все произведения поэта, ее девичий альбом (как и альбом сестры, Елизаветы Николаевны) был заполнен стихами, рисунками, шутками Пушкина. Поэт посвятил Екатерине Ушаковой стихотворения: «С вами буду неразлучен…», «В отдалении от вас…», «Когда, бывало, в старину…», «Я вас узнал, о мой оракул…». В Москве распространилась молва об их скорой свадьбе. Но судьба распорядилась по-иному. Пушкин женился на Н. Н. Гончаровой. Екатерина Николаевна глубоко переживала разрыв с поэтом. Замуж (за Д. Н. Наумова) она вышла только после смерти своего бывшего возлюбленного. Ревнивый муж настоял на уничтожении девичьего альбома с пушкинскими строками и рисунками. К сожалению, не сохранились и письма Пушкина. Перед смертью Екатерина Николаевна попросила дочь сжечь их, произнеся при этом: «Мы любили друг друга горячо, это была наша сердечная тайна, пусть она и умрет с нами».
Дворяне Ушаковы владели имением в селе Никитском Калязинского уезда Тверской губернии. Представитель этого рода полковник В. Ф. Ушаков на свои средства в 1800 г. построил в г. Калязине колокольню Николаевского собора. В конце 1930‑х годов в результате строительства Угличского гидроузла часть г. Калязина попала под затопление. Исчезли под водой несколько улиц, древний Троицкий Калязинский монастырь. О бывшем Николаевском соборе напоминает только стройная пятиярусная колокольня, словно взметнувшаяся из вод Волги и ставшая с тех пор одной из достопримечательностей не только г. Калязина, но и всего Поволжья. Уже много лет 6 июня, в день рождения поэта, в Никитском отмечаются праздники пушкинской поэзии. По местным преданиям, сюда, к Екатерине Николаевне Ушаковой, приезжал Пушкин. Хотя прямых документальных свидетельств тому нет, калязинцы продолжают пребывать в уверенности, что поэт бывал здесь. Будем же к ним снисходительны, простим их патриотизм, который исходит из горячей любви к поэту, желания быть сопричастными к его имени. И кто знает, может быть, в будущем, эта версия получит свое подтверждение.
В Никитском установлен бюст поэта, рядом с ним, в память о снесенном в прошлом храме, в 2003 году возведена и освящена часовня [6].
Что же касается ранее упомянутой книги с автографом поэта, подаренной им Е. Н. Ушаковой в 1829 году, то не исключено, что Екатерина Николаевна передала ее своим родственникам (сестре или братьям) с тем, чтобы та не разделила печальной участи девичьего альбома, уничтоженного, как мы уже знаем, по настоянию ревнивого мужа.
Спустя много лет, в конце 19 века, эта книга попалась на глаза Н. И. Рыжкову.



Николай Ильич Рыжков

 

Род Рыжковых упоминается с 17 века. До сего дня стоит в г. Калязине, у самого берега Волги, двухэтажный каменный дом бывших купцов Рыжковых. У Ильи Ивановича Рыжкова было три сына. Двое, Иван и Макарий, как и их предки жили в Калязине и после смерти отца продолжили его дело, основав фирму «Торговый Дом «Братья М. и И. Рыжковы и Ко». Третий сын, Николай, обосновался с семьей в селе Кимры Корчевского уезда (ныне город Кимры, центр одноименного района Тверской области), где встал во главе фирмы «Торговый Дом «Николай Рыжков и Ко». Причинами переезда Н. Рыжкова в Кимры, по мнению петербургского генеалога и краеведа А. Г. Кубарева, являются родственные связи и, как сейчас говорят, бизнес. Один из Рыжковых — Илья Иванович (или его сын Николай) — был женат на кимрянке из состоятельной семьи. Представители этого семейства считались преуспевающими купцами — торговцами. У Николая Ильича и его супруги Веры Николаевны в Кимрах родились двое детей: сын Алексей и дочь Антонина.
Николай Рыжков не порывал связей с малой родиной — Калязином. Наезжая туда довольно часто, он занимал в городе ряд общественных должностей. Известно, что с 1910 по 1916 гг. он состоял почетным членом благотворительного общества «Доброхотная копейка», в 1914 г. вместе с братьями, как совладелец недвижимого имущества, внесен в список выборщиков в Калязинскую городскую думу. Но, конечно же, основное поле его деятельности протекало в Кимрах, где, помимо руководства фирмой, купец 2 гильдии Н. Рыжков в 1913 г. избирается на ответственный пост председателя Кимрского торгового общества взаимного кредита. Одновременно с этим он являлся членом ряда других кимрских обществ и организаций.
После Октябрьской революции 1917 года его жизнь круто изменилась. Новые власти стали преследовать кимрскую буржуазию. В августе 1918 г. решением Президиума Кимрского уисполкома Н. Рыжков был подвергнут штрафу в размере 10 тысяч рублей. За отказ выплатить его он был приговорен к трем месяцам принудительных работ. В сентябре все того же, 1918 г. дом Н. Рыжкова, равно как и недвижимость других «социально опасных элементов» города, был конфискован. С тех пор о Н. Рыжкове и членах его семьи ничего неизвестно. Скорее всего, он разделил горькую участь большинства представителей своего сословия.
А теперь попытаемся обосновать мысль о том, как книга «Стихотворения А. Пушкина» оказалась у Н. Рыжкова.
Нам известно, что Н. Рыжков являлся уроженцем г. Калязина; переехав в Кимры, он часто бывал в родном городе. Калязин — город небольшой, а посему немногочисленные представители торговцев, чиновников, интеллигенции, духовенства были знакомы или даже дружны между собой. Отсюда следует, что Н. Рыжков не мог не знать Ушаковых, у которых с большой долей вероятности могла храниться книга с пушкинскими автографами. Родовое гнездо Ушаковых в селе Никитском, как мы уже знаем, находилось неподалеку от уездного города Калязина [7]. Николай Ильич Рыжков был удачливым предпринимателем, руководителем крупной торговой фирмы, а также являлся личностью просвещенной и неординарной. Так, он состоял членом Кимрского отделения Русского Фотографического общества, участвовал в выставках художественной фотографии. В каталоге одной из таких выставок 1917–18 гг., дошедшего до наших дней, среди ее участников значится и имя Н. Рыжкова с указанием ряда работ, в числе которых — фотоснимки Кимр и Калязина. Н. Рыжков оставил после себя поистине бесценное наследие: виды села Кимры начала 1900‑х годов на почтовых карточках (открытках), которые разошлись по всем уголкам России. Главным же увлечением Н. Рыжкова стало изучение истории местного края. Не случайно он в 1901 году был принят в члены Тверской ученой архивной комиссии (ТУАК), которая являлась средоточием культурной и научной жизни губернии. Следует отметить, что члены ТУАК слыли наиболее просвещенными и культурными людьми своего времени. Среди них были сотрудники Тверского музея, ученые, дворяне, чиновники, писатели, археологи, представители духовенства, объединенные единой целью — любовью к истории тверской земли. Почетными членами ТУАК являлись губернатор и епархиальный архиерей. На заседаниях комиссии читались доклады, сообщения, публиковавшиеся затем в журналах ТУАК. Помимо этого члены организации совершали экскурсии, экспедиции, занимались археологическими изысканиями, собиранием старинных предметов, книг, документов, рукописей, которые впоследствии легли в основу документов областного архива, Тверского музея, научной библиотеки университета, областной библиотеки им. Горького. Членом ТУАК мог стать не любой желающий, а только тот, кто этого заслуживал, кто внес свою лепту в изучение тверского края. Из Кимр, например, их было всего двое: купцы Н. Рыжков и М. Малюгин.
Теперь, после краткого знакомства с личностью нашего героя, нам уже не представляется чем-то необычным или случайным тот факт, что увидев книгу с автографами Пушкина, Николай Ильич сразу понял ее историческую значимость, постарался приобрести ее и затем передал в Тверской музей [8].
Книга «Стихотворения А. Пушкина» с автографами поэта, подаренная Е. Н. Ушаковой в 1829 году, ныне хранится в Санкт-Петербурге, в Пушкинском Доме, куда она поступила из Тверского музея в 1930‑х годах [9].
Так, в историю тверской пушкинианы вошло новое имя, имя кимрского купца, краеведа, фотографа Н. И. Рыжкова.



Примечания

 

1. Речь здесь идет прежде всего о фальсификациях, умело «состряпанных» Антонином Раменским о связях учителей Раменских из села Мологина Тверской губернии с видными людьми России, и в частности с А. С. Пушкиным. Им сфабрикованы письма Пушкина к Алексею Раменскому в с. Мологино в 1833 году; идея создания последним поэмы «Русалка», подсказанная поэту; дарственная надпись Пушкина на книге В. Скотта «Авенгое» («Айвенго»); выданы за пушкинские некоторые предметы и т. д. Фабрикации и подлог документов были обставлены столь искусно, что даже такие авторитетные исследователи наследия поэта, как Т. Г. Цявловская и С. М. Бонди, признали автографы Пушкина подлинными. С 1961 по 1985 гг. во многих печатных изданиях появлялись статьи о связях династии Раменских с выдающимися людьми страны; были опубликованы новые, дотоле неизвестные документы и факты из их жизни. Они заняли свое место в частности в книгах Т. Г. Цявловской, Л. А. Черейского, А. С. Пьянова и ряда других исследователей. Но в 1986 г. появились материалы, разоблачающие мифы и фальсификации А. А. Раменского. Укажем только на некоторые из них.: Кибальник С. «Мнимый Пушкин» // Литературная газета. 28 октября 1986 года; Краснобородько Т. И. «История одной мистификации (мнимые пушкинские записи на книге Вальтера Скотта «Айвенго») // Легенды и мифы о Пушкине. СПБ. 1994 г. С. 272; Козлов В. «Искусство подлога: мифы Раменских» // Тверская старина. Тверь, 1998. № 16–17. С. 38–59.
2. Журнал 86 заседания Тверской ученой архивной комиссии (далее ТУАК). 1 мая 1902 г. Тверь, 1902. С. 15–16.
3. Выдержка из заамвонной молитвы литургии Иоанна Златоуста.
4. «Ни женщина, ни мальчик».
5. Никольский И. Ф. Пушкин и Ушаковы. Тверь, 1999. С. 9.
6. Чертовских Е. В. Часовня в селе Никитском // Поговорим обо всем. 7 октября 2002 года; Гремин В. Пушкину труба // Вперед. 26 ноября 2002 года; Славянова А. Новая гордость Калязина.// Поговорим обо всем. 1 августа 2003 года.
7. В 1915 г. имение Ушаковых в с. Никитском было продано Е. П. Осиповой. (Никольский И. Ф. Пушкин и Ушаковы. Тверь, 1999. С. 36.)
8. Журнал 86 заседания… С. 15–16.
9. Эти сведения и ксерокопии книги любезно предоставил автору научный сотрудник Пушкинского Дома в Санкт-Петербурге А. В. Дубровский.



Владимир Иванович Коркунов — краевед, литературовед. Родился 26 июня 1941 года в деревне Семёнково Кимрского района Тверской области. С 1948 года живет в г. Кимры. Более 20 лет возглавлял кимрский Клуб краеведов. Член Союза российских писателей с 2001 года, российского Союза профессиональных литераторов с 2008 года. Автор многих книг и статей по истории родного края. Почетный гражданин Кимрского района.