Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 12 (86), 2011


Штудии


Евгений СТЕПАНОВ



НОВЫЕ ЖАНРЫ СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ПОЭЗИИ: ВИДЕОПОЭЗИЯ, ЛИНГВОГОБЕЛЕНЫ, ЛИСТОВЕРТНИ, ТАНКЕТКИ, ЦИФРОВАЯ ПОЭЗИЯ

Новые жанры в поэзии появляются крайне редко. Как правило, современные поэты, тяготеющие к литературному поиску, используют уже известные приемы (палиндром, анаграмма, тавтограмма, брахиколон, анжамбман, цифровая поэзия и т. п.).
Создание и н ы х выразительных поэтических средств возможно в условиях синкретичности, синтеза искусств, прежде всего, при использовании современных аудиовизуальных средств.
В настоящее время активно развивается видеопоэзия. Основателем этого жанра принято считать итальянского поэта и художника Джани Тотти, именно он предложил термин videopoetry и создал ряд произведений в этом направлении, среди наиболее известных — «VideoPoemOpera», «VideoSyntheatronica», «VideoPoemetti» (1980-е).
Теперь видеопоэзия в известной степени популярна на Западе. Например, в Берлине, начиная с 2002 года, дважды в год проходит конкурс Zebra, в котором принимают участие и поэты, и кинематографисты.
В России видеопоэзия начала развиваться с кино, здесь уместно вспомнить фильмы Александра Довженко, Сергея Параджанова, Андрея Тарковского, Отара Иоселиани, в которых поэтический — метафорический — элемент является основополагающим.
Кино оказало влияние на современные поэтические видеоролики. В настоящее время видеопоэзия широко представлена на многочисленных отечественных фестивалях.
В 2006 году видеопоэзии был посвящен семинар на фестивале «Другие», в 2007 году в ЦДХ прошел фестиваль «ЗРЯ!», в 2009 году — фестиваль медиапоэзии «ВЕНТИЛЯТОР», в 2011 году — семинар на Волошинском фестивале, практические все московские биеннале поэтов так или иначе представляют этот вид синкретичного искусства. С 2011 года в Киеве проводится фестиваль видеопоэзии «СYCLOP» и т. д.
Зачастую поэты только иллюстрируют свои стихи видеоизображением, новый жанр появляется тогда, когда за дело берется мастер. Например, Елена Кацюба раскрывает суть стихотворения видеорядом, создает новую форму визуально-поэтического искусства. Еленой Кацюбой созданы фильмы на стихи Константина Кедрова, Сергея Бирюкова и других.
В жанре видеопоэзии работают Максим Амелин, Эдуард Кулемин, Александр Горнон, Дина Гатина, Света Литвак, Евгений В. Харитоновъ, Павел Арсеньев, Игорь Сид, Вадим Месяц...
Особый разговор — новые разновидности визуальной поэзии.
Необходимо отметить лингвогобелены Вилли Мельникова и листовертни Дмитрия Авалиани — это новое слово в уже существующем жанре.
Лингвогобелены построены на стыке изобразительного искусства и лингвистики (точнее — синтеза иностранных языков).
Вилли Мельников:
«Жанр не декларирует самоцелью использование максимального количества языков: они формируют получаемую поэзо-ткань сами. По мере ветвления древа лингвогобеленов на место предыдущего языка заступает следующий, контрастный по отношению к своему пред(со-)шественнику, продолжая эволюцию тематических мутаций, но сообщая о них кодом своей фразео-мифологии». [1]
Соединение языков и рисунка создает эффект новизны. Тем не менее, лингвогобелены оказались в известной степени герметичным и элитарным жанром, так как требует лингвистически подготовленной аудитории.
Больший резонанс вызвали листовертни Дмитрия Авалиани (1938 — 2003), которые произвели впечатление даже на критиков, не симпатизирующих авангардному искусству. В частности, Андрей Василевский высоко оценил листовертни:
«Невероятное. Фраза что будет написана/ нарисована таким затейливым шрифтом, что при повороте листа вверх ногами она читается как будет осень. Или: что завтра — поворачиваем: дешевый снег. Или еще невероятнее: плюшкин умер — переворачиваем лист: жив абрамович. Повторяю: пока не увидишь собственными глазами, понять/ поверить невозможно». [2]
Глубоко поняла суть листовертней филолог Людмила Зубова:
«В листовертнях Дмитрия Авалиани воплощено древнейшее и универсальное для народной культуры представление о магической действенности переворачивания. В приметах и обрядах опрокидывание предмета, чтение “наоборот”, обратный счет — код общения с потусторонним миром, ключ к инобытию, в котором проявляется сущность явлений. У Авалиани Гамлет предстает Йориком, Гулливер лилипутом, неразрывные пары образуют Моцарт и Сальери, Авель и Каин, друг и враг. Часто разными прочтениями одного и того же слова при его переворачивании организованы рифмованные, ритмизованные, метафорические тексты со своим сюжетом, драматургией, публицистикой, лирикой». [3]
Игра знаками-символами в листовертнях дает ощущение чуда, соприкосновения с неведомым, непостижимым. Возникает новый прием, основанный на сумме уже известных приемов.
Достаточно необычный жанр, который получил распространение в русской поэзии в ХХI веке, — танкетка (автор термина — поэт Алексей Верницкий).
Он писал: «По аналогии с японскими танка я назвал эти стихи танкетками. Танкетки — это твердая поэтическая форма, то есть танкетка должна удовлетворять ряду правил. Вот правила, описывающие танкетку. Танкетка есть стихотворение из шести слогов, разбитых на две строки либо по 3, либо 2 в первой, 4 во второй. В танкетке запрещены знаки препинания и должно быть не больше пяти слов». [4] В терминологии А. Верницкого есть определенные вольности. Хотя бы потому, что танка — это японская форма стихосложения, состоящая из пяти строк. Однако термин «танкетка» прижился. И целый ряд известных поэтов использовали (используют) эту форму в своем творчестве, среди них Валерий Прокошин, Георгий Жердев, Александр Корамыслов, Владимир Монахов, Роман Савоста, Рой Ежов, Алина Дием, Валентина Ермакова, Наталья Выборная, Виктор Ключников, Валерий Березовский, Галина Романова, Марк Мезонинов, Андрей Василевский и многие другие. [5]
Нельзя сказать, что А. Верницкий изобрел новый жанр, однако он предложил удачную терминологию, которая зафиксировала литературный феномен.
Танкетки существовали всегда (Валерий Прокошин, например, считал, что в указанном жанре написано знаменитое стихотворение Андрея Вознесенского: Чайка / Плавки Бога), но их никто так никогда не называл. Следовательно, родоночальником можно признать А. Верницкого.
Танкетки нередко имеют иронический и самоиронический оттенок.

В. Ермакова:

орде на
ордена [6]

В. Прокошин:

Сам себе
Сусанин [7]

А. Верницкий:

взглядом
а пошел ты [8]

А. Дием:

женщина
до мозга [9]

Число последователей жанра постоянно растет, авангардный журнал «Футурум АРТ» создал на своих страницах постоянную рубрику, посвященную танкеткам.
Активно в настоящее время развивается цифровая поэзия. Тексты, состоящие из цифр, а также стихи, в поэтическую ткань которых входят цифры, пишут Алексей Шепелев, Евгений Бобнев, Сергей Кузнечихин, Светлана Захарова, Наталия Лихтенфельд, Анжела Пынзару, Вера Павлова, Максим Бородин и многие другие.
Выдающимися мастерами нумерологической поэзии были Александр Кондратов (Сэнди Кондрат) и Герхард Рюм (Германия).
Тема цифровой поэзии разработана в отечественном литературоведении Евгением Бобневым, Николаем Гринцачуком и другими филологами.
Николай Грицанчук:
«Поэтика цифровой поэзии могла бы основываться, например, на символике, магии чисел или (что реализовано, воплощено во многих текстах) на двойственной природе буквенных алфавитов, где большинство букв имели и численные значения». [10]
Магия числа присуща текстам многих поэтов, прежде всего, конечно, Александра Кондратова, выдающегося поэта-экспериментатора, который оказал влияние на последующие поколения авангардистов. Кондратов не писал стихи, состоящие только из цифр, но использовал их как составную часть поэтического текста. Характерно в этом смысле программное стихотворение В Е Л И М И Р И К А:

За100вка (100 х 100)

Твое 100летье, Велимир,
                100-кратно славим!
За            100 лет полевел ли мир?
В            100 крат кровавей!
                100 бед,
                100 вьюг,
                100 зол,
                100 зим,
                100 стен,
                100 стонов…
Но вы100ят — на том 100им!
  твои у100и.
  Про100ры 100,
    во100рги 100,
…..у100и 100,
                      100 100п,
                      100 пений.
        Лучи100,
                  чи100,
                    и100
                      100 —
                      100 цифр,
                      100 строчек,
                      100 ступеней.

100кратно СЛОВО у100ит,
когда про100ром — Лобачевский
и пушкинотах день 100ит,
«мо» туч вещая до100евски.

Калли100 — батискаф Ку100?
Твоим калли100 — САМОСЛОВО…
Великим мастером-у100
ты от100ял его основы.

100ять как 100ику не 100 —
100летия! — не сдав у100и.
И До100евский, и Тол100й —
капу100й! 100п твоих не 100ят.

И что — Во100ков пред тобой?
Ку100диев? ни100н-Кре100вский?
100летов-физик и пу100й
хмырь Пау100вский (Фау100вский)?

Ты слов 100ковский, дирижер.
100крат — и100рик Ко100маров.
Во100к — великий вольтижер —
был твой и100к и мо100вая.

Ты — Не100р, па100р будетлян
и слова русского пре100л.
И100к и 100лп… И буде тлям
охальничать в тебе пер100м.

Ты как тол100вский Хол100мер
отмерял — по не по-тол100вски —
100 правд,
100 вех,
100 вер,
100 мер
радений, посильней хлы100вских.

В 100летие твое совпись
каким вниманьем удо100ит?
Галдеж в 100 горл,
                      100 рыл,
                      100 пись:
«До100ин, де, — аль недо100ин?»

И 100поренья мало им.
Губирь упырствует, неи100в.
Но вы100ят — на том 100им! —
у100и кубофутури100в.
Я твой 100летнний юбилей
100кратным 100!
до100йно славлю.
Не 100поря — паря! — белеть
100 строчек в честь твою заставлю! [11]

Цифра (100) в тексте Кондратова заменяет слово, остраняет произведение, делает его более суггестивным и неожиданным.
Традиции Александра Кондратова в области цифровой поэзии новаторски развивает Максим Бородин:

Омлет — 25 р.
Картошка фри — 30 р.
Водка 50 гр. — 75 р.
Салат — 50 р.
Хлеб — 5 р.
Чай — 10 р.
Пирожное — 35 р.
Итого: беседа о литературе.
Еще.
Коньяк 50 гр. — 175 р.
Итого: спор о литературе.
Еще.
Абсент 50 гр. — 135 р.
Итого: чтение стихов.
Еще.
Текила 50 гр. — 145 р.
Итого: литература?
литр
температура
а те
дура
ли
Ура!
А?
Арутаретил
Н5ОS2Au
Осторожно токсично! [12]

Максим Бородин в ткань поэтического текста (верлибра) вводит прейскурант цен, химические формулы, но и здесь мы видим доминируюшую роль слова. Цифра выступает в роли вспомогательного семиотического материала.
Новые формы поэзии всегда основываются на традициях. И, только развивая их, можно получить новаторские результаты.



Литература:



[1] Вилли Мельников, «Футурум АРТ», № 5, 2004, URL: http//www. futurum-art.ru
[2] Андрей Василевский, «Новый мир», № 1, 2002, URL: http//magazines.russ.ru
[3] Людмила Зубова, «Крещатик», № 24, 2004, URL: http//magazines.russ.ru
[4] Алексей Верницкий, URL: http//www.futurum-art.ru
[5] См. Золотую коллекцию танкеток, составленную Валерием Прокошиным, «Дети Ра», № 6 (20) 2006, URL: http//www.detira.ru
[6] Там же.
[7] Там же.
[8] Там же.
[9] Алина Дием, «Футурум АРТ», № 3, 2011, URL: http//www. futurum-art.ru
[10] Николай Грицанчук, URL: http//www.futurum-art.ru
[11] Александр Кондратов, «Дети Ра», № 6, 2008, URL: http//www. detira.ru
[12] Максим Бородин, «Дети Ра», № 10, 2006, URL: http//www. detira.ru