Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 12 (86), 2011


Штудии


Евгений СТЕПАНОВ



КАТРЕН КАК ПОЛИВАРИАТИВНАЯ ВЕРСИФИКАЦИОННАЯ СИСТЕМА

Катрен (четверостишие) — форма строфы или законченное стихотворное произведение в четыре строки.
Катренами написано 95% процентов опубликованных в толсто-журнальной периодике силлабо-тонических текстов (рассматриваем издания, входящие в портал «Журнальный зал» в период с 2000 по 2011 годы).
Строгость катрена как строфы предполагает и строгость метрическую — подавляющее большинство современных поэтических текстов написано в рамках традиционных пяти размеров.
В данной статье мы, прежде всего, будем анализировать катрен как самостоятельное стихотворное произведение. Это явление на страницах литературной периодики менее частое и более интересное.
Четверостишия пишут и публикуют многие российские поэты: Юрий Беликов, Михаил Берман, Сергей Бирюков, Владимир Бояринов, Александр Бубнов, Евгений Бунимович, Лилия Газизова, Екатерина Горбовская, Татьяна Грауз, Николай Грицанчук, Данила Давыдов, Алина Евлюхина, Екатерина Зизевская, Салават Кадыров, Константин Кедров, Кирилл Ковальджи, Нина Краснова, Наталия Лихтенфельд, Герман Лукомников, Александр Макаров-Кротков, Михаил Малов, Фёдор Мальцев, Юрий Милорава, Владимир Монахов, Вера Павлова, Вадим Степанов, Дмитрий Цесельчук, Елена Щепотьева и многие другие. Трудно назвать современного поэта, который бы никогда не воспользовался этой распространенной формой.
Система рифмовки в катрене традиционная: abab (перекрестная), aabb (попарная) и abba (опоясывающая). Наиболее распространенная форма рифмовки — перекрестная.
Менее распространены в современном российском стихосложении рубаи, четверостишия, в котором способ рифмовки: aaбa или aaaa. Последователей Омара Хайама в России не много. Один из них — Тимур Кибиров.
Золотой век, Серебряный век русской поэзии дали канонические образцы катрена, достаточно вспомнить четверостишия Пушкина и Тютчева, Ахматовой и Цветаевой, Бальмонта и Хлебникова.
Четверостишие как наиболее емкая и цельная стихотворная  форма позволяет автору максимально выразить свою просодию, свой идиостиль.
В иронико-сатирическом ключе написаны катрены Игоря Губермана и Михаила Малова, Николая Голя и Арсена Мирзаева, в заумном — Сергея Бирюкова и Татьяны Грауз, Ры Никоновой и Сергея Сигея, Валерия Шерстяного и Евгения В. Харитонова, в минималистском — Александра Макарова-Кроткова и Германа Лукомникова, в лирическом — Дмитрия Григорьева и Наталии Лихтенфельд, в анаграмматическом — Константина Кедрова и Елены Кацюба, в палиндромическом — Александра Бубнова и Фёдора Мальцева, в верлибрическом — Владимира Бурича и Руслана Элинина, в брахиколоническом — Николая Грицанчука, в эпитафическом — Валерия Лобанова.
То есть катрен представляет практически все жанры и виды стихотворения. В частности, дает широкие возможности для полноценной лирики. Характерны в этом смысле четверостишия санкт-петербургского поэта Дмитрия Григорьева.

* * *

Скоро мы переедем, людям свойственно переезжать,
потекут вещи по невидимым рекам,
а руки такие слабые — в них надолго нельзя удержать
ни песчинку, ни облако, ни человека… [1]

* * *

целую ночь целую
тебя целую белую
ночь целую тебя
целую [2]

Первое стихотворение — образец глубокой философской лирики, в которой стихотворными средствами сформулированы — по сути! — основы христианского (православного) мира, ставящие во главу угла постземные (после жизни на земле!) ценности и ориентиры. Глагол «переедем» в данном контексте приобретает иную — надмирную, летейскую! — сущность. В целом соединение философской лексики и лирической исповедальности образовывает некую новую — спаянную воедино! — стихотворную конструкцию, позволяющую лучше понять мир и человека (его значение и предназначение).
Второе процитированное стихотворение, во многом построенное на игре слов, тем не менее, также является лирикой, точнее — любовной лирикой. Нежной, чувственной и, как ни странно, целомудренной в своем откровенном эротизме.
Целый ряд современных четверостиший написано по канонам и образцам известных стихотворений прошлых лет. Например, знаменитое стихотворение Велимира Хлебникова «Когда умирают люди» [3], основанное на анафоре, отозвалось спустя десятилетия в поэтике некоторых современных поэтов — Михаила Крепса, Владимира Монахова, Алины Евлюхиной, Екатерины Зизевской и других.
Михаил Крепс:

Шум кошачьих шагов

Наше вдохновение — шум кошачьих шагов,
Наша фантазия — узоры на крыле махаона,
Наши мысли — зеленые прыжки кузнечика,
Наши слова — круги, расходящиеся по воде. [4]

Владимир Монахов:

Слабое место природы — мужчины.
Слабое место женщин — поэты.
Слабое место поэтов — женщины.
Слабое место женщин — звукобуквы стихов... [5]

Алина Евлюхина:

все сказано — пустым листом
все сделано — моим умом
все познано — моей душой
все впитано — другим тобой [6]

Екатерина Зизевская:

Премудрости китайской ведьмы

Ревновать — это есть уксус,
Убегать — это есть землю,
Забывать — это убегать далеко,
Вспоминать — муравьев в дом впускать. [7]

Михаил Берман:

Люди — это люди,
Птицы — это птицы.
Птицы ждут полета,
Люди — психбольницы. [8]

И Крепс, и Монахов, и Евлюхина, и Зизевская, и Берман в процитированных текстах используют реминисценции, аллюзии, но, конечно, не центон. Здесь нет прямой цитаты и нет заимствования приема. Приемы — едины для всех, а новых — в современной литературе немного. [9]
Поэты аккумулируют культуру прошлого, использует широкую палитру версификационных техник, в том числе — анафору.
Фёдор Мальцев пишет палиндромические катрены, в которых каждая строка читается слева направо одинаково. Вот, например, такой перевертень:

Маме

А мама —
  Аза.
  Мам,
Живи ж! [10]

В данном четверостишии комбинаторная форма не является самоцелью, важен, прежде всего, гуманистический императив: «Мам,/ живи ж!»
Сергей Бирюков в своих заумных катренах [11] прячет семантику в глубинах звукописи, однако оставляет «прозрачными» для рефлексии лейтмотивные лексемы — «лицо», «рок», «осень», «сон». Из слов-символов, из звукописи возникает новая смысловая парадигма, заумь звучит не безумно, а умно.
Ры Никонова в катренах нередко создает заумный текст посредством слияния лексем:

Небогоры
гореморе
горенебо
морерыб

1972 — 2003 [12]

В ироническом ключе создано в постсоветской России множество четверостиший, многие из низ рассчитаны на эстрадное исполнение, зачастую написаны в китчевом стиле. Главной поэтической фигурой в таких текстах выступает не ирония, а брутальный, как правило, неуместный сарказм.
Показательны в этом смысле «гарики» (катрены) Игоря Губермана. Отталкивающая негативная лексика, суггесстивный и даже шокирующий (уподобление России мерзости!) анти-юмор выполняют, тем не менее, определенную авторскую задачу — привлечение внимания читателей (слушателей) — прежде всего, русскоязычной аудитории за рубежом. Подобные тексты рассчитаны на определенную публику, постоянно доказывающую (по сути — сомневающуюся!) самой себе правильность своего исторического выбора — отъезда из отечества.

Игорь Губерман:

Прощай, Россия, и прости,
я встречу смерть уже в разлуке —
от пули, голода, тоски,
но не от мерзости и скуки. [13]

Значительно интереснее, на мой взгляд, иронические катрены Николая Голя, Андрея Щербака-Жукова.

Николай Голь:

Мы пошли с Надюшей в душ,
Вдруг приперся Надин муж.
То ли мне надеть одежду,
То ли мне одеть Надежду. [14]

Андрей Щербак-Жуков:

Все меняется, однако,
Истина верна одна:
Лучше верная собака,
Чем неверная жена! [15]

Катренам Голя и Щербака-Жукова свойственна игра слов, форма здесь неотделима от содержания, ирония приобретает черты самоиронии, авторы не боятся показать себя в комичной, конфузной ситуации. Говоря о личном, они говорят о глобальном, т. к. говорят о природе человека.
Динамично развивается в настоящее время катрен как верлибр. Традиции, заложенные в середине-конце ХХ века Владимиром Буричем, Геннадием Айги, развивают Валерий Земских, Арсен Мирзаев, Татьяна Грауз, Александр Макаров-Кротков, Ирина Сайганова…
Мастером верлибрических катренов был Руслан Элинин (1963 — 2001), чье незаурядное творчество еще ждет своего глубокого исследователя.
Если последователи Бурича (Макаров-Кротков, Сайганова) строят свои катрены как образно сформулированную максиму, воздействующую на сознание, то последователи Айги (например, Грауз, Милорава) обращаются, скорее, к подсознанию, их тексты построены по опоязовскому принципу остранения.

Ирина Сайганова:

Жизнь —
Дешевая закусочная.
За столиком на двоих
Сидят трое. [16]

Татьяна Грауз:

* * *

цветочный проточный и точный как время
                              воз-дух
а в нем — хвала (халва)
                                              хризантем [17]

Сайганова концентрируется на одной развернутой метафоре (мир — дешевая закусочная), Грауз использует более широкий спектр приемов — здесь, и эпитет, и сравнение (точный как время), и графическое оформление текста (воз-дух) и т. п.
Прав О. И. Федотов: «Четверостишия обслуживают практически все темы, жанры и стили». [18]
Катрен как поливариативная (универсальная) версификационная система дает представление в целом о развитии поэзии в России. В рамках одной формы (строфы) возможно абсолютно разные поэтические системы. Главное — чтобы была творческая индивидуальность.



Литература. Примечания:



[1] Дмитрий Григорьев, «Футурум АРТ», № 4, 2002, Url: futurum-art.ru
[2] Там же.
[3] См.: Велимир Хлебников:

Когда умирают кони — дышат,
Когда умирают травы — сохнут,
Когда умирают солнца — они гаснут,
Когда умирают люди — поют песни.

<1912>



Url: http://www.hlebnikov.ru
[4] Михаил Крепс, «Футурум АРТ», № 1, 2001, URL: http//www.futurum-art.ru
[5] Владимир Монахов, «Дети Ра» 2010, № 2 (64), URL: http//www.detira.ru
[6] Алина Евлюхина, «Дети Ра» № 8 (12) 2005, URL: http//www.futurum-art.ru
[7] Екатерина Зизевская, «Дети Ра» № 1 (5) 2005, URL: http//www.futurum-art.ru
[8] Михаил Берман, «Дети Ра», № 10, 2006 URL: http//www.detira.ru
[9] См.: Евгений Степанов, Новые приемы в современной отечественной поэзии, «Дети Ра», № 12, 2011, URL: http//www.detira.ru
[10] Фёдор Мальцев, «Дети Ра», № 5, 2009, URL: http//www.detira.ru
[11] См. стихи Сергея Бирюкова, опубликованные в журнале «Футурум АРТ», № 1, 2001 URL: http//www.futurum-art.ru

* * *

ЛИЦО
ИЛЦО
ЦОЛ
И

* * *

КОРОВА
ВАРОК
РОК
АВ

* * *

ОСЕНЬ
СЕНО
СОНЕ
СОН



[12] Ры Никонова, «Футурум АРТ», № 7-8, 2004, URL: http//www.futurum-art.ru
[13] Игорь Губерман, Url:http://lib.ru/GUBERMAN/gariki2.txt
[14] Николай Голь, «Дети Ра», № 3 (53), 2009, URL: http//www.detira.ru
[15] Андрей Щербак-Жуков, «Дети Ра», 2010, № 1 (63), URL: http//www.detira.ru
[16] Ирина Сайганова, «Футурум АРТ», № 2-3, 2001, URL: http//www.futurum-art.ru
[17] Татьяна Грауз, «Дети Ра», № 6 (44) 2008, URL: http//www.detira.ru
[18] Федотов О. И., Основы русского стихосложения. Теория и история русского стиха: В 2-х кн. Кн. 2: Строфика. — М.: Флинта: Наука, 2002. С. 127



Евгений Степанов — литератор, издатель. Кандидат филологических наук. Президент Союза писателей XXI века. Автор многих книг и публикаций.Живет в Москве.