Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 9 (59), 2009



Перекличка поэтов




 
Сергей СУТУЛОВ-КАТЕРИНИЧ



ДУША И ТЕЛО



Аккорд

К утру обычно крепок сон.
В ночи гораздо четче звук.
Никак не могут в унисон
Душа и тело, милый друг.

Восход. Закат.
            Закат. Восход. —
Неумолимый лейтмотив.
Восторг. Печаль.
            Печаль. Восторг. —
И нет других альтернатив.

Ты полз и полз на Эверест…
Вчера — герой,
сегодня — бомж.
Приходишь к лучшей из невест:
Сюжет паршив, как тухлый борщ.

К утру особо сладок вздох.
В ночи точней звучит размер.
Ты так устал от верхней «до»:
Рыдай и смейся, добрый сэр.

Полным-полна,
            пустым-пуста
Твоя сума —
и день, и век.
Шестая заповедь Христа
Важнее тьмы библиотек.
…Стокгольм столик. Высокий штиль.
«Good day, старик!» —
«My friend, привет!»
Ах, как изящно пошутил
Однажды Нобель — хитрый швед.

К утру сомнителен успех.
«Ты — гений!» — ночью шепчет Змей…
Давай поднимем тост за тех,
Кто выше, чище и смелей.

Восход. Закат.
Закат. Восход.
Рефреном — жизнь.
Рентгеном — смерть.
Возьми всего один аккорд:
«Любить и сметь,
творить и сметь!»

1999, 1 июля



Ожидание чуда

Фраза-призрак,
                        отведав свободы,
Колесит по морям-океанам:
«Я любил Вас...» —
                        зеркальные своды —
«Я губил Вас...» —
            соврут окаянно.

Полувсхлип...
                      Несказанное имя
Умыкает «Голландец Летучий»,

И заветные звуки другими
Заменяет угодливый случай.

Он любил Вас,
                      Елена, Лаура


В шалашах, кабаках, лазаретах...
Он губил Вас,
                        пророк и придурок,
Растворяясь в неверных рассветах.

Ожидание чуда едва ли
Обернется двойным интересом:
Дульсинея тиранит Идальго,
И Наталья флиртует с Дантесом.

Фраза-призрак
                        у глотки Босфора
Поперхнется внезапным озоном.
...Кинолента скупого повтора
Замерцает пунктиром зеленым.

Полувскрик...
                        Бесконечны догадки:
Пенелопа? Ирина? Надежда?
Он любил Вас,
                        прекрасный и гадкий,
Он губил Вас,
                        жестокий и нежный.

«Я люблю Вас!» —
                        на берег Тамани
Выбегает застенчивый мальчик.
Он не знает,
                        что море обманет,
Как и та, что в тумане маячит.

«Ты убил мя!..» —
                        прибой Сахалина
Повторяет чужие печали.
И седая русалка Марина
Опустевшую шлюпку качает.

2001, 25-31 декабря



Королева разбитых зеркал

Я латаю латынь и латунь,
Ты рисуешь лазурь и узоры…
За окном — соловьиный июнь
Или плачет январь беспризорный?

Иллюзорна любовь. А война
Настоящая — только в окопе…
Упоительны те времена,
О которых не сложат утопий.

Я шифрую шафран и шифон,
Ты свирель мастеришь из сирени…
Твои письма на Западный фронт,
Вероятней всего, отсырели.

Мы рубили судьбу на рубли
И робели на белом причале…
Оттрубили твои журавли,
И бакланы мои откричали.

Я рифмую купель и капель,
Ты ревнуешь: то — Лиза, то — Лена…
Белопенный рояль закипел,
Ошалев от коллизий Шопена.

Нас Гомер обыграл в поддавки —
На осколки распались эпохи…
И сонату в четыре руки
Исполняют в ночах скоморохи.

На Гражданской тебя разыскал —
Затерялась в жеманной Гаване,
Королева разбитых зеркал,
Амазонка запретных желаний.

2004, 5-7 июля



К вопросу о предмете поэзии

Судьба отметила кольцо, янтарь, хвоинку —
Любовь ответила смещением орбиты…
Пугая третьего, накликали Ходынку
Твои обеты, мои обиды.

Чересполосица: дожди, долги, метели.
Года проносятся: сады, суды, закаты…
Многоголосица: отплакали, отпели
Мои сонеты, твои сонаты.

Цветок женьшеневый, храни кариатиду!
Предощущение вины, войны, вендетты…
Но прежде времени устроили корриду
Твои вопросы, мои ответы.

Шарманка-нищенка — крушение интрижки.
Обрящет ищущий караты и кошмары…
Смущая лишнюю, сыграли в кошки-мышки
Мои актрисы, твои гусары.

Молвы невнятица — пестрят края чужие.
Под горку пятятся парижские арбаты…
Страстная пятница: молитвы отслужили
Твои аббаты, мои комбаты.

Предмет поэзии?! — Бокал вина в Гурзуфе,
Ром Полинезии, проклятия, осанны…
Отполонезили, мечтая о мазурке,
Мои Людмилы, твои Русланы.

2005, 21-23 августа
Евпатория-Симферополь-Ставрополь



Южный Крест и северный Лебедь

Natalie-Rose

Красная Африка. Грифы — узелком.
Черная графика. Кофе с молоком.

Желтые хижины. Белый лазарет.
Выжига стриженный лижет минарет.

Кепочки Ленина в лавочке — вразброс.
Джулия пленная. Леннон и Христос.

Сытые нищие. Голый небоскреб.
Книжица Ницше и Библия взахлеб.

Озеро — посуху. Дальше — океан.
Юный принц посохом жалует славян.

Крепости запада — кровью на закат.
Смертная заповедь: «Раб вериге рад!»

Пушки, стиравшие души в порошок.
Ангелы, падшие в каменный мешок.

Башни набухшие, в каждой — Ганнибал.
(Дедушка Пушкина мимо пробегал?)

Искры истерики пламенных лумумб.
(Ваши америки — индии, Колумб?)

Выкрики. Выстрелы. Бешеный там-там.
Рыжий лев выспался. Спит гиппопотам.

Золото праздника. Медная змея.
Азия, разве я Волге изменял?

Азия, разве мы — пасынки европ?
Хлопнемся наземь и — «Где ты, Конотоп?!»

Шведская (?) польская (?) сваха королей.
Пастор из Ольстера. Вечный иудей.

В оптике цейсовской — трио лунных лам.
Цельсий прицелился — глобус пополам.

Бронзовый медиум кроет… римский Крым.
Южный Крест лебедем — северным родным…

2004, 31 августа, 2007, 31 мая



Сергей Сутулов-Катеринич — поэт, сценарист, член Союза журналистов России, член Союза российских писателей. Автор сборников «Гончарный круг», «Мое мгновенье в мире этом», «Дождь в январе», «Дикоросы. Приют неизвестных поэтов», «Азбука Морзе», а также имеет публикации — в общероссийской газете «Трибуна», международном литературном журнале «Сетевая Словесность», в журналах «Дети Ра», «Крещатик», «День и Ночь», «Южная звезда», «Литературный Кисловодск», на сайте «Дом Ильи».