Свежий Номер

№12 (26), 2006


Берлин на карте генеральной. Поэзия.


Дмитрий ДРАГИЛЁВ



ИЗ ЦИКЛА «КАМЕНСКИЕ ТЕКСТЫ»



* * *

Странное присутствие дорогого другого
Годящегося бабе Яге в «Суп, ступу и сыновья»
Путешественника с тайным послужным списком
Учился? Не понять где когда и чему
Несомненно чему-нибудь физико-фонетическому
Теперь я упорно путаюсь вязанками его букв
Однажды спрятанных между Б и С, К и Ш*
И хочу вам сказать наверное
Зря пытаетесь взлететь на машине для сушки белья
Или машине стиральной
Из пристальной ванной комнаты поющей
Абсолютно неплановый расход воды



----------------------------------------------------
*Б и С, К и Ш — инициалы поэтов.



* * *

Зеленые листья дружат
между собой краснеют
когда ссорятся спешат разбежаться
становясь бурыми



* * *

никуда не плывущий бык и синий одинокий контейнер
от беседки до будки цепная реакция пса
и речное время взвешенное на весах
отделяет нас часовым коктейлем
от пассатов зябнущих водоемов
где-то преет паслен
краска «с» на селе —
этот тон
бывший некогда в моде
говорят до конца заменен
монотоньем приставшим оперенью ворон
и снам официальных приемов
по дорогам где стелется дым кочевья
без погон на плече веселей,
моветон, и уста шевелясь на мове
поцелуют лишь серую мглу.
в знаменитой харчевне
ценней и дерьмовей
в углу.
Заторчал на дурацком приколе?
далека
наша цель и тропинки минуют местность
тропики которых не проходили
в школе.
отрицающий всяческую совместность
механизм движения колобка
Melodien
druecken sehr oft Kuemmernis aus,
eine Krankheit gegen die ich nie ein Heilmittel gefunden habe*
на планете царствуют Микки Маус
ухари и ухабы



* * *

все сутки напролет хлопочут гувернантки
так девочка мила, хотя не в этом суть.
и песенки поет, рискуя, Оenanthe,
ведь створочка окна открыта в зимний путь,

в огромный тормоз дня и ночи тихий скрежет.
вставайте, граф, вас ждут. великие дела:
материя огня здесь слышится все реже
не крым и не гангут а жуть из-за угла

симфония цикад с ланитами не густо
лангусты до утра таинственный сверчок
стаканы молока на площади Аугустус**
а дудочка остра, остра на язычок

вот выступает слон есть сцена для слона
покрыта ремеслом как звуками струна
ни сот, ни сотен пчел, что хоботы свои
поставят на учет в культурные слои

матросы навсегда покинули ледник
куда-то на чердак неведомый дневник
закинули и пульс на полюсе коряв
пружины катапульт во ржавых якорях

Р.S.

народу на роду versehntlich fernsehen***
я букву украду и строчка не в дуду
который раз в году чулки из бумазеи
натурой выдают железную руду

все варится не здесь метафоры не новы
в тенетах ноосфер имеет перевес
рим третий: только что Полину Иванову
случилось прочитать и выдумать Р.S.



----------------------------------------------------
*Высказывание композитора Давида Раксина о своем творчестве.
**Площадь Аугустус в г. Лейпциге известна своими «луврскими пирамидами», имеющими отношение к подземной парковке машин и внешне похожими на стаканы. По вечерам в этих стаканах перед оперным театром горит белый свет.
***По неосторожности смотреть телевизор или — в буквальном переводе — смотреть вдаль (нем.)



* * *

А что если попробовать в терцию
В кварту пробовали уже
Ведь это в конце концов
Более близкое двухголосие
И все-таки остающееся
На минимуме дистанции
В пределах необходимых
Для благозвучия
И согласия
Пусть даже не очень модно
В силу нового понимания
Гармонии
А что если запахи снов
Предпочитают
Не чертополох
Но звук,
Свернутый в трубочку
Есть много похожих слов
Гармония и Германия
Гарпия и Гермина
Но мы не о них
И не о сходстве вообще



* * *

в железяках дырявого Бреста
на сносях философия блюза
я тебя безусловно люблю за
бесконечный махровый шанхай
в полутьму прорываются бюсты
и желёзки осенних дебютов
и паноптикум узок на редкость
как сквозь терцию шелест чулка

здесь как встарь ты летишь моя застень
утвердим заповедные лета
в этой пампе где бабы безлядвы
для меня разночтения нет
но кондуктор грешит неприглядно
в почте памяти рыскает ластик
и наверно до лампы старлеткам
улыбаться родимой шпане

не химера, но камень на сердце
сон швыряется слитками терций
слиплись доводы в зонах консервных
и каштаны на чаше весов
хор наяд не споет ни фига
на весеннем весле берегам
это попросту глупенький гам
беспорядочный гул голосов



* * *

О позабудь былые увлеченья
Т. Котляревская

Мне не хватило выходного
по сути — просто пустяка
когда твоих улыбок много
когда они уже сверка

ютятся на хваленой крыше
блестят как деньги — медный рупь
и из трубы победно слышен
ОркестрЪ «Пасадена Руф»

играет в новус глупый карлсон
голодный плавает планктон
за бред поставленный на карту
банкует спорно сын Антон

по телику — ночное порно
спят сторожихи в деревнях
а я романсово-упорно
твержу: о не забудь меня



(Из * * *)

как жизнь мне скажи
да по-разному
кто-то склонен к шатанию праздному
а в остальном как в кино:

мед ничего
жара через раз
счет два один

Лючия уходит
и неожиданно девушек хороших много
когда мало — плохо
когда много — тоже
потому что к дефициту привык
к тому что они чужие совсем
что знакомиться смысла нет
и уже разучился
смешной и противный клоун
оставьте свои загадки
о чем-то тоскует зяблик
держите себя в руках
варенье случилось гадким
пропеллер похоже сломан
и голос упрямо зябнет
как пальчики в башмаках



В альбом(ы)
1.

где деньги — нет меня
я скоро буду лыс
не пойте у плетня
и не кормите крыс

кот зол и белобрыс
не знает слова брысь
я скоро буду сыт
потратьтесь на трусы

точи карандаши
не смейся что плешив
не раздавайся вширь
и не люби лапши



2.

когда не мерзнет тихий дон
не спит казачий круг
и мечет стрелы посейдон
как камбала икру

стирать носки, стареть, седеть
люби mon cher душев-
ность дам которые не здесь
нам варят вермишель



3.

уже летит какой то пух
уже молекулы звенят
в борщах неведомых стряпух
в тупом молчании ягнят

в зерцале мутном плещет гжель
и в ща мажор уплыл покрасс
ты не барахтался уже ль
в моем молчании террас?



4.

в тихом парке хитроглазка
полночь четверть ни души
невзначай предложит ласку
за понюшку анаши
без красивых и лежалых
без Легара по весне
женщин лжи и слезных жалоб
в контуре похожих дней

в конуре без рустикальных
ложa зеркала трюмо
(ткань грустит) и грусти в ткани
штор. коверкала. комок

жив курилка в рваном горле
птица певчая в руке
поспешит с пометом голубь
после драк на чердаке

и пароль совсем не мазо
если ржавая тоска
поспешит собою смазать
плоскость черствого куска



5.

есть осень у ручья
вкус топчется во рту
и кажется твоя
ресница на счету

не очень то плохом
на гамбургском поди
роняет телеком
в тарелку бигуди



6.

день медленно drehen zugrunde*
вращаясь на скрытой оси
тупая игла из корунда
виниловый сытый буксир

он тянет прикольные песни
на хрупком прицепе своем
и плещет прицельная плесень
в хрустальном бокале как йод



7.

от любови ошалев
ты вдыхаешь едкий натр
и растягивает блеф
пенье сказочных синатр

как всегда какой-то flop**
и разлука так близка
скрасит пенье пенелоп
черствость плоского куска



----------------------------------------------------
*Крутят к концу
**Провал, срыв, облом (нем.)



8.

сколько мысли сколько речи
сколько песен мы поем
если лист летит навстречу
гордый в первенстве своем

тают карты разной масти
мечет стрелы купидон
парень, судя по гримасе,
любит пасту «Мастодонт»



9.

ставрида как реставрация
в этой ночной столице
хочет к тебе пробраться
пробует обостриться
............................................



Дмитрий Драгилёв — поэт, эссеист, прозаик. По образованию историк, музыковед и филолог-славист. Родился в 1971 году в Риге. В Германии с 1994 года, в Берлине с 2005 года. Публиковался в журналах в Латвии, России, Германии и Израиле. Сборник стихотворений «К чаю в пять» вышел двумя изданиями в Виннице в 2001 и 2003 годах. Член международного ПЕН-клуба и Союза русских писателей Германии. Редактор международного литературно-культурологического журнала VIA REGIA в 2001-2003 годах, инициатор эрфуртских литературных чтений EXiLIBRIS (с 2000 года) и музыкального проекта «The Swinging Partysans». Обладатель специального приза четвертого открытого русского поэтического слэма в Берлине (2006).